Александр Казначеев: «Работа в ТЮЗе — это путешествие по разным эпохам и странам, городам и весям»

Александр Казначеев: «Работа в ТЮЗе — это путешествие по разным эпохам и странам, городам и весям»

16 Апреля 2019

«История в историях» - совместный проект Пермского ТЮЗа и Издательского дома «Компаньон». К 55-летию театра, которое состоится 4 декабря 2019 года, «Новый компаньон» публикует у себя на сайте рассказы о Пермском ТЮЗе. Сегодня делится впечатлениями Александр Казначеев, живописец, график, художник-постановщик, член Союза художников России; с  1984 по 1994 годы — главный художник Пермского ТЮЗа.

В Пермь я приехал 1 февраля 1984 года по приглашению Михаила Юрьевича Скоморохова из Свердловска, где в то время работал художником-постановщиком в Свердловском театре кукол. Михаил Юрьевич знал меня по театральным работам, которые он видел на фестивалях театров кукол Уральской зоны. Эти фестивали в 1970-е были достаточно хорошо известны, и не только на Урале: там собирались театры Магнитогорска (Михаил Юрьевич тогда работал там в «Буратино»), Челябинска, Оренбурга, Тюмени, Перми, Свердловска, Кургана и других городов. Я работал в тандеме с главным режиссёром Свердловского театра кукол Романом Виндерманом и оформлял кукольные спектакли, в том числе, и в театре «Буратино». Во время одной из театральных лабораторий, проходивших в Магнитке, я увидел спектакль «Слон» по пьесе Александра Копкова. Спектакль игрался в «живом плане», а режиссером был не кто иной, как Михалюрьич Скоморохов. Это было потрясение! «Вот было бы счастьем поработать с таким режиссёром!» — подумал я про себя. И это случилось.

Первым моим спектаклем в Пермском ТЮЗе был спектакль «Ты нам нужен, Гаврош!», поэтому он мне особенно дорог. Поскольку изначально предполагалось, что это будет музыкальный спектакль не только с пением, но и с пластикой, необходимо было свободное сценическое пространство. Поскольку Гаврош, по книге, жил в слоне, мы решили совместить слона с Эйфелевой башней — у неё тоже четыре ноги! А хвост, мы решили, пусть довообразит зритель. Поскольку Башня моложе Гавроша, то и действие пусть разыгрывается сегодня — так на сцене появился ретроавтомобиль со странствующей труппой. Автомобиль был сделан из вторсырья (включая руль и клаксон) талантливыми руками бутафора Юрия Григорьевича Тиунова. Колёса для причудливого авто пришлось всё же купить — это были колеса для мотоцикла, но какие!

gavrosh.jpg

Сцена из спектакля Пермского ТЮЗа "Ты нам нужен, Гаврош!"

Михаилу Юрьевичу замысел понравился. Костюмы придумывали вместе — современные, не очень привязанные к определённому периоду, плюс исторические детали, после чего вашему покорному слуге пришлось поработать аэрографом, чтобы связать всё в единое целое.

zolotoy-telenok (1).jpg

Сцена из спектакля Пермского ТЮЗа "Золотой теленок"

Особое отношение у меня к спектаклю «Золотой телёнок», он оставил в душе сильный эмоциональный след. Мне как художнику было интересно погрузиться в жизнь страны рубежа 1920-30-х годов и жить в «буднях великих строек». Строительные леса на сцене — предложение режиссёра Скоморохова. Двухэтажный каркас нужно было эмоционально наполнить! Моим «интернетом» тогда была Горьковская библиотека (на дворе — конец 1980-х), где я начал по крохам собирать иконографический материал: предметы материальной культуры, костюмы и прочее — всё из самых разных источников. Когда я почувствовал, что времени катастрофически не хватает, меня осенило — журнал «Крокодил»! В подшивках 1920-30-х годов я нашел всё! Картина советской жизни тех лет была преподнесена мне на блюдечке с золотой каемочкой! А далее — эскизы декораций, костюмов — их было сшито около ста, реквизит, бутафория, худсовет и — запуск в работу! И — премьера! Спектакль получился мощный, энергичный!

zolotoy-telenok.jpg

Сцена из спектакля Пермского ТЮЗа "Золотой теленок"

Решение спектакля приходит каждый раз по-разному. Иногда чуть ли не моментально, порой — мучительно, очень трудно.

Так это было с режиссёром Вячеславом Голодом, у которого я многому научился, например, отношению к деталям. Это был режиссёр с очень тонким вкусом. В его спектаклях обычно минимум реквизита, но каждый предмет — произведение искусства! Помню его спектакль «На островке среди бушующей стихии». Он добивался какого-то невероятного оттенка розового, чтобы букет хризантем излучал нежность. Вячеслав Голод выжимал из художника последние соки: «Не то, не то, не то...», не ставя при этом внятной задачи. И вдруг — в десятку!

eskiz-k-spektaklyu-personazhi.jpg

Эскиз к спектаклю Пермского ТЮЗа "Персонажи"

Я проработал в ТЮЗе 11 лет, и это было интересное время. Эта работа была для меня путешествием по разным эпохам и странам, городам и весям. Мои сегодняшние занятия живописью — это тоже театр, театр для себя. Здесь я драматург, режиссёр, актёр и зритель, а на вернисаже театр для себя становится театром для всех.

Друзья, присоединяйтесь! 
Расскажите нам свою историю: 8 (342) 2127374otdel-razvitia@permtuz.ru

Расскажите друзьям: