Большой breakfast в Перми/ III Международный фестиваль театра для детей "Большая перемена"

Большой breakfast в Перми/ III Международный фестиваль театра для детей "Большая перемена"

26 Мая 2012

Фестиваль «Большая перемена» в третий раз прошел в Перми. Очевидно, выбирая название для фестиваля, организаторы изначально сделали акцент не на длинной переменке между уроками, когда можно проглотить свой breakfast, а на слове «перемена». Ведь в русском языке «перемена» как раз то, чего мы то и дело ждем, иногда об это даже кричим и поем. Театр детский так же этого ждет, требует и кричит, как и театр для взрослых.

«Большая перемена», вероятно, для того и появилась, чтобы ничего не ждать, сидя сложа руки, а попытаться изменить ситуацию всеми возможными способами. В программе фестиваля спектакли, как представления, сделанные по традиционным канонам - взрослыми для детей, занимают лишь какую-то часть. Значительное место и время отведено мастер-классам и проектам, в которых дети и взрослые вместе делают некое для них важное и интересное дело, что можно назвать театром, можно назвать игровым пространством, и т.д. А можно обойтись и без ярлыков и названий.

Начался фестиваль с «Безумного чаепития» на площади перед зданием академического Театра-Театра. Дети, артисты и аниматоры творили вместе свое Зазеркалье и Страну Чудес, прибегая ко всем возможным средствам - рисованию, пению, танцам и импровизированной игре.

Потом фестиваль перебрался уже в само здание Театра-Театра, заняв множество площадок. Шли спектакли и работали мастерские на большой и малой сценах, в фойе, в репетиционных залах. Взрослых и детей с бейджиками участников можно было застать за спорами и разговорами в любом коридоре театра, на лестничной площадке, в гримерках и реквизиторских.

Вообще фестиваль был очень широк по географии площадок. Не все юные пермяки могли попасть или даже физически прийти в театр. И поэтому артисты сами пришли к детям - в палаты кардиоцентра и онкодиспансера, в детские дома, в социально-реабилитационный центр для подростков и дом ребенка. Спектакли, мастерские и программы мультфильмов на выезде были те же, что и в общей афише «Большой перемены».

Гостей из-за рубежа в афише фестиваля было немного - два проекта. И ныне популярное слово «проект» в данном случае более подходит, чем слово «спектакль». Интерактивная игра «Японский сад», сочиненная театром Metastasio Stabile della Toskana (Италия) в соавторстве с компаниейТ.Р.О. начинается вполне по-театральному - дети и взрослые рассаживаются на зрительские места, правда, при этом всем предлагается снять обувь. Затем на сцене, которая оказалась интерактивным экраном, на который сверху транслируется череда картинок, появляются молчаливые артисты. Они в сущности выполняли лишь роль аниматоров, которые выводят зрителей на сцену-экран и предлагают попрыгать с виртуального камушка на камушек, попутешествовать на зеленом листочке по ручью или перебежать реку через мостик, извлекая из дощечек музыкальные звуки. Конечно, детям тут же расхотелось сидеть на местах в зале, и они с удовольствием повыскакивали на площадку. Собственно, это и был их вклад в создание своего «японского сада», о котором они потом могут рассказать папам-мамам или друзьям.

Сказка «Волк под кроватью» театра Sgaramusch из Швейцарии также создается при активном участии детей. Для того чтобы спектакль появился, дети сочинили сказочные истории, выразив в них свои фантазии, а три взрослых артиста попытались их исполнить с детской непосредственностью. Оказалось, что взрослые не так уж далеко ушли от своих детских игр, снов и фантазий и главное - от своих детских страхов. А потому сказка у швейцарских артистов получилась скорее для взрослых, чем для детей. Или, как сейчас говорят, - для семейного просмотра, где взрослые и дети считывают каждый свои смыслы.

Если зарубежные спектакли только пытаются протоптать тропинку к детям-зрителям, ведь за рубежом нет и никогда не было индустрии детского театра, то у российского театра с широкой системой тюзов дорожка не только протоптана, но, пожалуй, даже утрамбована покрепче бетона. Организаторы постарались включить в фестивальную программу как можно больше театров, которые с этой дорожки сошли и ищут свой путь. Не мудрено, что это театры по большой части частные и маленькие, но при этом уже довольно известные и любимые зрителями.

Театр «Будильник» и режиссер Юрий Алесин из Москвы привезли в Пермь спектакль«Кораблик». И поставили возрастной ценз - от 2 лет и до бесконечности. Действительно, бессловесная история путешествия бумажного кораблика удержала внимание и малышей и взрослых. Причем на спектакле были и взрослые участники фестиваля, профессиональные актеры и режиссеры. Им было интересно, как и где искать столь необходимые свежие истории для детского театра и как их воплощать. Не секрет, что это главная проблема для сегодняшних тюзов и театров кукол. Театр «Будильник» как раз нацелен на поиск новых сюжетов и даже декларирует этот принцип как основополагающий: «Помимо «Красной шапочки» и «Золушки» есть множество других интересных историй, мы стараемся сделать так, чтобы на наших спектаклях дети рассуждали как взрослые, а взрослые смеялись и радовались».

По своему непроторенному пути идет и белорусский театр «Картонка», который уже в кукольном жанре и к тому же в формате доступного домашнего театра пытается разбудить детское воображение. Хозяйка театра Светлана Бень с товарищами делает своих героев и декорации из подручного материала - упаковочного картона - и дает им жизнь на столе - он же сцена. На этот раз получился спектакль «Был у меня дракон», где девочка решила пофантазировать: а что бы было, если бы у меня был дракон.

Музыкант и режиссер из Белоруссии Светлана Бень уже за пределами спектакля с удовольствием поделилась с детьми секретами создания спектакля у себя дома. На мастер-классе она раздавала детям записки с именами героев, чертами характера, местом действия, а дальше за 20 минут постановочные команды придумывали сценарии, а еще через 40 уже показывали готовые кукольные спектакли.

Вообще, кукольники на фестивале отвоевали свое значительное место, ведь кукольный театр - эта та же индустрия, что и тюзовская сеть, и переживает те же проблемы - поиск новых идей, новых сюжетов, поиск диалога со своим юным зрителем, который в своих увлечениях и интересах давно унесся вперед. Совсем не удивительно, что два кукольных коллектива приехали на фестиваль из Петербурга, где в последнее время кукольники, в отличие от большого «живого» театра, выдают куда больше любопытных спектаклей. Большой театр кукол показал камерный спектакль «Колобок», который, можно сказать, «связали, соткали, сваляли», а потом и сыграли режиссер Руслан Кудашов и художники Андрей Запорожский и Алевтина Торик. Герои сказки, сочиненные из вязаных шарфов, варежек, валенок и тому подобных уютных вещей, получились очень домашними. А театрВиктора Антонова в спектакле «Цирк на нитях» наоборот удивил куклами-марионетками, которые так выделывали редкие трюки, что даже взрослым пришлось поломать голову - а как это чудо сделано? Пермский театр «Туки-луки» показал добротную сказку «Серебряное копытце». Этот театр оказался интересен тем, что работает как мастерская для молодых артистов, в которой опытный актер Сергей Кудимов, прошедший школу репертуарного театра, пытается прямо на площадке учить работать с куклами.

Любопытно, что в афише фестиваля оказалось аж два спектакля по новелле Александра Грина «Алые паруса» - мюзикл Театра-Театра и спектакль «Театра на Спасской» из Кирова. Казалось бы, эта сказочно-романтическая история навсегда погребена под нагромождением современных сюжетов для юных зрителей, где преобладает экшен, а чудеса выдает компьютерная графика. Но театры все же взялись за этот текст. Правда, подход оказался диаметрально противоположным.

Пермский Театр-Театр, который в последнее время уделяет все больше внимания музыкальным спектаклям, завел свой оркестр и балет, с легкостью взялся и поставил ныне очень популярный мюзикл Максима Дунаевского. (Хиты Дунаевского-младшего сейчас можно услышать и в Москве - в РАМТе, и в Новосибирске - в «Глобусе», и в музыкальном театре Екатеринбурга.) Это спектакль - зрелище, спектакль-концерт, где звучит немало популярных мелодий, спектакль с подвижными и сложными декорациями и сложным светом, вероятно, что-то очень близкое к бродвейскому шоу. Сюжет в этом представлении лишь обозначен, пунктиром пропет, и все нацелено на благоговейное поглощение зрелища. Увы, скорее взрослыми, чем детьми. И этот постановочный подход совсем не предполагает какого-то диалога и сопричастности.

«Театр на Спасской» и Борис Павлович привезли в Пермь спектакль, который начинается именно с диалога, с поиска общих тем и взаимопонимания зрителей и артистов. Для Бориса Павловича доверительный и прямой разговор с людьми, которые пришли в театр и сидят по ту сторону «четвертой стены», принципиально важен. Собственно, этой попыткой приблизить театр к реалиям современной жизни кировский театр на улице Спасской, а когда-то просто ТЮЗ и стал известен в последнее время и даже попадал в программу «Золотой Маски».

Впрочем, Кировский ТЮЗ не впервые становится провокатором и возмутителем спокойствия. Когда-то, в 1988 году, тогдашний главный режиссер ТЮЗа Александр Клоков поставил спектакль «Эквус» английского драматурга Питера Шеффера. Спектакль для тех времен был слишком необычный, его возили на гастроли, был он и в Перми. За минувшие с тех пор двадцать с лишним лет театр из Кирова замкнулся в своем регионе, но Борису Павловичу удалось привлечь внимание к своей труппе и напомнить театралам, что есть такой город Киров.

Спектакль «Алые паруса», как это ни странно, стал продолжением проекта театра «Так-то да», где были собраны разные вербатим-тексты о повседневной жизни Кирова и один из них как раз был посвящен музею Александра Грина. Борис Павлович решил разгадать секрет многолетней живучести притчи «Алые паруса» и подключил к этому молодежную часть труппы. Четыре юных Ассоли и четыре Грэя, меняясь, разыгрывали историю своих героев. И в то же время пытались рассказать зрителям о своих детских и романтических переживаниях, не всегда приятных, часто горьких. И это сознательное столкновение прозы жизни и романтики заставляло зрителей выстраивать свое отношение к притче Грина. Спектакль получился довольно ироничный, иногда даже злой в своей иронии к первоисточнику, но оставил желание перечитать текст. Во всяком случае, дети выходили со спектакля задумчивыми и теребили родителей, задавали вопросы о судьбе персонажей, отчего многие папы-мамы, наверное, придут к мысли, что книжку Грина надо достать с дальней пыльной полки.

Хочется перечесть и сказки Бориса Шергина после спектакля Пермского ТЮЗа «Золоченые лбы» в постановке Михаила Скоморохова и Александра Калашниченко. Вроде бы вполне традиционная постановка, красочная и музыкальная, с хорошей работой художника Марка Борнштейна, но полная едкой сатиры и аллюзий на современную действительность, к тому же в инсценировке молодого, остро чувствующего современные проблемы драматурга Ярославы Пулинович. Недаром «Золоченые лбы» охотно приглашают на всевозможные молодежные фестивали - на домашнюю «Большую перемену» Пермский ТЮЗ приехал с петербургского «Арлекина».
Площадка, которая гостеприимно принимала фестиваль, пермская «Сцена-Молот», на «Большую перемену» отдала премьерный спектакль «Просто игра» в постановке режиссера Дамира Салимзянова. Этот театр, известный работой с современной новой драмой для взрослых, порой с цензом «от 18 и старше», впервые попробовал поставить спектакль для маленьких зрителей. Сюжет слегка напоминает давно уже подзабытый спектакль Театра кукол Образцова «Божественная комедия», с неким Создателем, Адамом и Евой, где мир творит актер, а первые люди - куклы. Но все же авторы спектакля больше вовлекают зрителей в игру по созданию мира, чем их предшественники.

На фестивале работало несколько творческих мастерских. В том числе с детьми занимались художник-перфомер и психолог Лора Урванцева, дизайнер Анастасия Майкова, психолог Александр Колмановский. Но самым сложным и многоступенчатым проектом фестиваля оказалась мастерская «Классная драма». Этот проект изначально появился в эдинбургском театре Travers. В России Class Act впервые прошел в 2004 году в Тольятти, где на тот момент находился один из центров современной драматургии, или точнее - сложился круг молодых драматургов, которых поддерживал Вадим Леванов.

В Перми проект был запущен еще за неделю до начала самого фестиваля. Драматурги Юрий Клавдиев, Мария Зелинская, Екатерина Бондаренко и Любовь Мульменко вместе с группами подростков сочиняли пьесы, причем дети это делали самостоятельно, а взрослые лишь объясняли им, по каким законам создается драма. По словам куратора проекта Марии Крупник, круг тем для подростов никто не очерчивал, они могли свободно выбирать любой сюжет. Маленькие пьесы, которые они написали, оказались самыми разноплановыми и в то же время вполне предсказуемыми по темам - от школьных подростковых конфликтов, первой любви до фантастики с инопланетянами и путешествием во времени.

Интерес к проекту у драматургов - дебютантов и профи - оказался взаимным. Юрий Клавдиев, принимавший участие в первом, тольяттинском опыте, отметил, что ему были интересны и новые сюжеты, и новый подростковый сленг. Все это может когда-нибудь стать основой для новых пьес или сценариев.

Завершился фестиваль как раз показом пьес, написанных на «Классной драме». Детские пьесы за несколько дней освоили взрослые профессиональные актеры из пермских театров под руководством молодых профессиональных режиссеров. Авторы, их друзья, родители и педагоги сидели в зрительном зале и смотрели, что получилось. Выйдут ли из юных авторов пьес профессиональные драматурги, неизвестно. По словам Юрия Клавдиева, лишь пара человек, принимавших участие в первой «Классной драме», сейчас пытается что-то писать. С другой стороны, это не самоцель проекта. Главная задача - разбудить в детях творческое начало, ответственность за свое творение и за свое будущее.

После завершения фестиваля многие заинтересованные зрители и театралы задавались вопросом: «Будет ли четвертая или пятая «Большая перемена» в Перми?» Будут ли «Текстура», «Пространство режиссуры» и многое другое, что кого-то раздражало, кого-то вдохновляло, и все вместе называлось в Перми и за ее пределами «культурной революцией»? В регионе сменилась руководящая команда, те, кто поддерживал культурный проект, ушли, а будут ли поддерживать спорные фестивали и проекты новые люди - это вопрос вопросов. Конечно, «Большая перемена», «Текстура» и другие фестивали могут сменить прописку, могут осесть в Москве. И тогда в Перми не о чем будет спорить и ломать копья...

Светлана Козлова

Журнал «Страстной бульвар, 10»

Расскажите друзьям: