Дмитрий Заболотских: «Я расту вместе с ТЮЗом»

Дмитрий Заболотских: «Я расту вместе с ТЮЗом»

24 Апреля 2019

«История в историях» - совместный проект Пермского ТЮЗа и Издательского дома «Компаньон». К 55-летию театра, которое состоится 4 декабря 2019 года, «Новый компаньон» публикует у себя на сайте рассказы о Пермском ТЮЗе. Сегодня делится впечатлениями Дмитрий Заболотских, режиссёр театра и кино, сценарист, основатель и руководитель контрактного театра «Большая стирка». 

ТЮЗ — это театр, который я знаю на протяжении всей своей жизни. Я с ним вместе расту, периодически к нему возвращаюсь и вижу тот путь, который он проходит. Так получилось, что я с очень многими актёрами дружен, они — люди, которые мне просто интересны в жизни. Видимо, сама атмосфера детского театра требует энергии, которую надо всё время отдавать, она входит в актёрский арсенал. Умение в любом состоянии из себя вытащить какую-то положительную энергию и ею поделиться — это является основой профессии актёра молодёжного театра.
Для меня это — первая составляющая ТЮЗа. Вторая — всегда есть какое-то режиссёрское высказывание. Я помню спектакли перестроечного периода — всегда было, о чём поразмыслить после них. Заблуждения, которые мы как общество осознавали, какие-то надежды и разочарования — они тоже отражались в спектаклях.
Помню спектакль «Свалка», где Владимир Шульга кричал «Страна родная!» с какой-то непередаваемой, точно попадающей в это время интонацией: когда сыпался Советский Союз, этот крик был очень актуальным.

richard.jpg

«Ричард III»

Помню спектакль «Ревизор», весь заваленный капустой. Шульга-Хлестаков грыз топор — он был настолько голоден. Это ведь абсурдная деталь, но тогда это было смешно, потому это была актуальная метафора: время было такое голодное, что люди сухари сушили. Был потом и «Ричард III», уже в эпоху становления капитализма, когда мы уже наелись, капусту уже воровать было не нужно; и речь шла о власти, о больших деньгах, о подчинении, когда стали возникать новые отношения доминирования, когда люди стали пробиваться в начальники с самых низов. Это был спектакль про человека, пробившегося в начальники.

vishnevyy-sad.jpg

«Вишнёвый сад»

Спектакль «Вишнёвый сад», конечно же, был не про распад дореволюционного дворянства, а про распад наивной советской мечты, которая рождалась в КБ, в институтах… Когда эти люди вдруг стали невостребованны, звучала рифма с Чеховым про наивных и забавных, не способных выжить интеллигентных людей, которые потеряли свой вишнёвый сад. Чеховская метафора легла на время.

idiot.jpg

«Идиот»

Ещё был очень важный спектакль «Идиот» про человека с обнажённой душой. Там был интересен не только Владимир Шульга... Я часто его упоминаю, потому что мне кажется, что Шульга был в своё время, ну, просто нашим городским достоянием, достоянием нашей культуры. Когда он уехал, мы потеряли очень много. Это очень точный человек, который как-то умел чувствовать время, умел его показать. В «Идиоте» была вся эта атмосфера — атмосфера предчувствия душевных перемен. Тогда ведь ещё был Советский Союз и ничего ещё не предвещало, что его не будет, но был уже нервный спектакль, в котором было понятно, что мир этих людей рухнет. Их мир там был очень нервный, на грани патологии. Александр Володеев играл Ипполита, возможно, переигрывая, но тогда и время было такое, когда накопившаяся нервная энергия нереализованности выливалась порой в истерику и патологию, когда люди не выдерживали своей невписанности, ненужности, неприменимости в этой жизни. Это тоже летало в воздухе в те времена.
Из сегодняшних — «Господа Головлёвы», спектакль про семью и про постоянное опасение её развала, распада. Они всё делают, чтобы семья не развалилась — именно поэтому она разваливается. Это очень жёсткая история о том, как, по выражению Черномырдина, «Хотели как лучше, а получилось как всегда».
«Продавец дождя» — тоже история о том, чего сегодня не хватает. Когда про Старбака — его играет Александр Смирнов — говорят: «Он говорил со мной так, как будто ему не всё равно», — вот это то, чего сейчас нам, мне кажется, опять не хватает, потому что с нами всё время говорят так, как будто бы им всё равно. Человек, который говорит так, как будто ему не всё равно, — это человек, который сейчас нужен, потому что куда-то они делись, эти люди.
Это мой зрительский путь, мои наблюдения за той дорогой, по которой идёт театр. Конечно, периодически случалось так, что я сам заныривал в этот театр и ставил спектакли, но именно по этой причине мне всегда легко и интересно это делать в этом театре: пройти несколько шагов вместе театром как зрителю — это очень любопытно и как режиссёру.

steklyannyy-zverinets.jpg

«Стеклянный зверинец»

Началось всё со «Стеклянного зверинца». Это вообще мой первый спектакль на профессиональной сцене — до этого были какие-то любительские постановки. Я в тот момент стал возвращаться к театру после работы в игровом кино. Переход от любительского к профессиональному театру был у меня чисто формальным, потому что мне кажется, что режиссёрская работа в одном театре от другого отличается только ресурсом и качеством артистов. В «Стеклянном зверинце» сложилась команда молодых людей, которые только-только окончили институты, только пришли в театр — Саша Смирнов, Артём Агеев, Марина Харина. Были и опытные артисты: Наташа Шульга, например, играла Аманду. Я очень любил этот спектакль. Мне казалось и кажется до сих пор, что он был удачным для своего времени.
Замысел должен совпасть с командой, вот тогда будет всё хорошо. Важно, чтобы идея была близка этим людям. ТЮЗу удаётся держать эту марку, держать свой градус высказывания, в том числе и в детских сказках, как ни странно. Условно в детских, потому что можно ли считать «Ёжика в тумане» детской сказкой? А «Золочёные лбы»? Или «Чонкина», который тоже отчасти сказочный, но на реальном, бытовом материале? Я бы скорее назвал это мифологией — не столько сказка, сколько миф, а миф может быть прочитан и взрослыми, и детьми.
Видимо, во мне дремлет театральный критик — добрый критик, потому что я на самом деле люблю театр, люблю смотреть спектакли, прихожу с детьми. Я и старшую дочь водил, когда была возможность, она все спектакли смотрела, и сейчас младшую дочь вожу. Мы оба получаем удовольствие.


«Новый компаньон»

Друзья, присоединяйтесь! 
Расскажите нам свою историю: 8 (342) 2127374, otdel-razvitia@permtuz.ru

Расскажите друзьям: