Есть ли жизнь после пятидесяти: презабавная история на сцене пермского ТЮЗа

Есть ли жизнь после пятидесяти: презабавная история на сцене пермского ТЮЗа

6 Декабря 2019

Третьего декабря Пермскому театру юного зрителя исполнилось пятьдесят пять лет. В этот день в 1964 году состоялся общественный показ первого спектакля театра — «Города на заре» по пьесе Алексея Арбузова.

Юбилей отметили музыкальной комедией «Прибайкальская кадриль» (16+), поставленной народным артистом России Михаилом Скомороховым по пьесе Владимира Гуркина. Предваряя допремьерный показ, Михаил Юрьевич заметил: сегодня в зале нет ни одного случайного человека — лишь многолетние друзья театра. И правда, вечер напоминал скорее семейное торжество, где все друг друга любят, хотя и редко видятся. Это не только спонсоры и кураторы, это бывшие сотрудники и постановщики спектаклей разных лет, коллеги, актёры, журналисты, зрители со стажем. В антракте, который был совмещён с банкетом, выяснилось, что по количеству медиаперсон торжество вполне тянет на дефицитную для Перми светскую хронику. Поздравить ТЮЗ пришёл не только «ответственный за культуру» Вячеслав Торчинский, но и отцы города в лице председателя гордумы Юрия Уткина и мэра Дмитрия Самойлова. Последний, кстати, продемонстрировал не только заинтересованность спектаклем, но и удовлетворительные знания драматургии Гуркина, что, конечно, вселяет надежду — театр-то городского подчинения…

Жизнь есть, и презабавная

— Почему Гуркин? Потому что мы хотели, чтобы вы отвлеклись и порадовались, — объяснил Михаил Скоморохов со сцены.

Действительно, сложно найти более народного современного драматурга, чем Владимир Гуркин, одну пьесу которого — «Любовь и голуби» (12+) — уж точно знают и любят все. А когда начинается «Прибайкальская кадриль», становится ясно: действие происходит в том же самом посёлке, что и «Любовь и голуби», — может, даже в соседнем доме.

Дом двухквартирный (из таких у нас до сих пор состоит почти вся глубинка), в нём проживают две супружеские пары в возрасте за пятьдесят. Жизнь в посёлке серая и однообразная, с одними и теми же скучными подробностями в виде бытового мужского пьянства, пропажи бесхозных кирпичей и вечных соседских стычек. Не выдерживая ни скуки, ни пьянства, жёны решают поменяться мужьями, как танцоры в кадрили — партнёрами. Вот, собственно, и вся история, не усложнённая ни социальными конфликтами, ни философскими подтекстами и отвечающая на сакраментальный вопрос: а есть ли жизнь после пятидесяти?

Как выясняется, жизнь в этом возрасте (да и дальше) есть, и презабавная.

Два соло на одной сцене

«Прибайкальскую кадриль» Скоморохова начинает струнный квартет «Каравай» под управлением Олега Згогурина. И как почти во всех постановках Михаила Юрьевича, музыка — значительная составляющая сценического действа, его интонация и камертон, во многом его объём. «Кадриль» заявлена как музыкальная комедия, и, представьте, все персонажи поют и танцуют, и песни на слова Ксении Жарковой работают на идею постановки не меньше, чем авторский текст. В эту задорно-лирическую музыку «Каравая» инкрустированы все мизансцены, разработанные тщательно, без лишних деталей. И поскольку спектакль назван кадрилью, не последнюю роль здесь играют пластические решения.

Двоих сельских мужичков, которыми меняются жёны, играют Александр Шаров (Николай) и Михаил Шибанов (Саня). Играют гротескно, но почти без штампов. Николая вы узнаете сразу: худой, импульсивный, за словом в карман не полезет — такой есть в каждом поселке. Да и Саня весьма узнаваем — комичный тюфяк, за которого всё решает жена. Собственно, на эти два соло, два моноспектакля и нанизываются женские актёрские работы. Броско, ярко, спонтанно играет Елена Бычкова Лиду, у которой свой кодекс чести и которая ни за что не пойдёт на попятную, даже себе во вред. С её лёгкой руки и началась вся эта кадриль. С Лидией контрастирует вроде бы более мягкая Валя (заслуженная артистка России Ирина Шишенина), которая, пребывая в некотором изумлении от происходящего, пытается как-то справиться с внезапно обретённым новым «мужем». Что с ним делать, пока непонятно ни той, ни другой. То есть понятно: ходить гоголем перед бывшим, тем более что бывшие — за стенкой.

Этот квартет дополняет ещё одна соседка — пенсионерка Макеевна, блистательно сыгранная заслуженной артисткой РФ Валентиной Лаптевой. Персонаж вроде бы «служебный», Макеевна играет всех жителей села сразу, олицетворяя их хитроватый, но добрый и весёлый нрав.

Невыдуманная история

Как уверял Владимир Гуркин автора этих строк в личной беседе на премьере «Прибайкальской кадрили» в Пермском академическом театре драмы (которая состоялась в середине девяностых), вся эта невероятная история действительно произошла в родном посёлке Гуркина. И у Лиды, и у Вали, и у Макеевны существуют реальные прототипы. И это зритель чувствует безошибочно, хохоча до слёз над фразами и фразочками далёкого прибайкальского местечка, увековеченного в незатейливой доброй комедии. Которую художник-постановщик Ирэна Ярутис сумела сделать ещё и очень красивой. Серебристый, терракотовый, белый и золотой — основные цвета тюзовской «Прибайкальской кадрили». Солнце, диковинным образом составленное из омуля, перевёрнутые лодки а-ля Александр Грин, которые живут собственной жизнью и в которые то и дело садятся герои спектакля, текстурный «выставочный» забор, заполонивший сцену, диковинные волны Байкала… Вся визуально осязаемая часть, призванная создать атмосферу, — возможно, самое интересное, что есть в этом спектакле. Это пространство не только дышит и живёт, но и создаёт внятную мелодию, которая говорит больше, чем сюжет, чем ремарки автора, больше, чем текст. Поэтика Байкала, его реликтовые пейзажи и глубокие ритмы — вот что питает образ спектакля, который вам непременно захочется увидеть ещё.

Наталья Земскова, пермская краевая газета "Звезда"

Расскажите друзьям: