Меж двумя погостами: спектакль пермского ТЮЗа про путь французской урны с пеплом из крематория

Меж двумя погостами: спектакль пермского ТЮЗа про путь французской урны с пеплом из крематория

13 Июня 2022

Незадолго до конца сезона репертуар пермского ТЮЗа пополнился спектаклем «Две дамочки в сторону Севера» (16+). Действие его разворачивается между двумя кладбищами.

Автор пьесы – французский драматург и композитор, сам себе режиссер и актер, обожающий шум и блеск кабаре. Грубоватый и незатейливый юмор Пьера Нотта в изначальной мрачности темы всячески пытается найти живые интонации. Мол, пока мы живы, можно что-то исправить. Но получается натянуто и глумливо. Не спасают даже оригинальная режиссура Алексея Тишуры и прекрасные актерские работы Ксении Жарковой и Анны Демаковой.

«Всю жизнь Аннетта и Бернадетта провели в ссорах, но эта поездка все меняет. Сестер ждет необычайное приключение, полное юмора, авантюр и воспоминаний», – так гласит аннотация к спектаклю в жанре «трагифарс». Это история странного путешествия двух сестер на могилу отца с прахом матери, который они тоже хотят предать земле. При этом они с трудом вспоминают, в какой, собственно, части страны похоронен их отец.

Их откровенно бесит то, что мать посмела умереть в тот единственный вечер, когда они позволили себе посещение театра. Прах матери они то рассыпают (ну случайно опрокинули, с кем не бывает?), то залезают в урну по локоть, дабы убедиться, что это там бренчит кость... А находят мамину брошь, из-за которой тут же начинается отвратительная свара. Потом водружают урну на стол в ресторане (младшая из сестер там никогда не бывала) и, хихикая, требуют жареной картошки… Правда, обхохочешься?

Впрочем, подлинное отношение даже Нотта к героиням следует уже из названия: «Две дамочки…» – не сестры, не барышни, не мадемуазели… Как ни странно, «Две дамочки в сторону Севера» была объявлена во Франции лучшей пьесой 2008 года. Ее перевели на многие языки мира и поставили в Германии, Болгарии, США, Ливане, а также в нескольких городах России. Режиссер Алексей Тишура, который ранее ставил в Нижнем Тагиле, Чебоксарах, Кудымкаре, защищает автора пьесы, апеллируя к вечным категориям.

– Исходное событие – смерть матери. Многие сталкивались с тем, как наследники скончавшихся родителей начинают делить имущество. Сестры и братья – папины и мамины любимцы – становятся чужими друг другу. И вот эти две сестры – как ежик и дикобраз, которые выпускают свои колючки и жалят друг друга. А задумайтесь, против кого чаще всего мы выпускаем свои жала? Против самых близких нам людей. На чужого человека мы редко позволяем себе повысить голос, обычно не предъявляем ему претензий, не позволяем ему делать нам больно. А вот близость и родство снимают эти ограничения.

А самое важное, что в неурядицах, склоках, обидах и ссорах друг с другом у нас проходит жизнь. И мы рискуем не успеть сказать главного – как мы дороги друг другу, как сильно любим. Наша жизнь убыстряется, становится всё стремительней, и мы стараемся, чтобы хватило времени на всё, кроме… любви.

Действительно, претензии на протяжении всего действия переполняют взаимные чаши терпения. Борьба за любовь родителей, погибшие надежды, загубленная молодость. Спасительное лекарство от жизненных драм, которое предлагает нам вовсе не Пьер Нотт, а Алексей Тишура, – юмор и эмпатия, тот кислород, который способен реанимировать, по крайней мере, семейные отношения. Тема семейного разлада режиссеру знакома: у него есть родная сестра, с которой они примирились и приняли друг друга лишь годам к сорока…

– И возраст наших героинь имеет право отличаться от указанного драматургом, – указывает Тишура. – Мы умышленно не стали брать возрастных женщин. Героиням ориентировочно в районе сорока. Мне кажется, что сегодня мы в целом стареем немножко раньше...

У спектакля два равноценных актерских состава (вторая Аннетта – Сюзанна Калашниченко, Бернадетта – Татьяна Пешкова). Но это не просто взаимозамещающая команда, а совершенно разные спектакли. Так что можно считать, что репертуар ТЮЗа пополнился не одной, а сразу двумя свежими постановками под одним названием с вариативностью отношений, решений конфликтных ситуаций и даже костюмов.

Режиссер-постановщик лично подбирал к спектак­лю французскую музыку, которая тоже стала одним из ключей к пониманию смыслов. И это не просто фон: у каждой композиции свое место, каждая подсказывает к каждой конкретной сцене маленький ключик. Песен немного. Но вот один из треков называется «Эго», и понимаешь, что это неслучайно...

Маргарита Неугодова
Фото Романа Горбатовского

Расскажите друзьям: