«Обыкновенное чудо»: любовь против смерти

«Обыкновенное чудо»: любовь против смерти

7 Февраля 2016

Этот сезон Пермский театр юного зрителя встретил с новым главным режиссёром Максимом Соколовым, который ранее весьма успешно поставил в ТЮЗе «Школу для дураков» Саши Соколова. Второго февраля состоялась первая премьера молодого режиссёра на этом посту — интересная, хотя местами очень неровная, интерпретация сказки Евгения Шварца «Обыкновенное чудо».

Последняя пьеса Евгения Шварца хорошо известна даже людям, далёким от театра, благодаря прекрасной экранизации 1979 года, которую сделал Марк Захаров и которая стала классикой нашего кино. В этом культовом статусе фильма кроется определённая проблема — сравнение любого спектакля по этой пьесе с кино неизбежно, хотя и неуместно из-за того, что это разные виды искусства, а каждый режиссёр имеет полное право на свою интерпретацию «Обыкновенного чуда». Впрочем, как и любой другой пьесы. Именно этим правом и воспользовался Максим Соколов, обещая на встречах с прессой, что его спектакль будет оригинальным прочтением сказки Евгения Шварца, не похожим на фильм, и станет «гимном любви».

Для оригинального воплощения на сцене ТЮЗа истории любви Принцессы и Медведя, которые не могут быть вместе из-за того, что превращённый шаловливым волшебником в человека Медведь после поцелуя влюблённой Принцессы снова станет зверем, режиссёр привлёк очень мощные творческие силы. Чего стоит только приглашение в качестве композитора известного музыканта Петра Налича. А художник-постановщик Валентина Серебренникова для работы над спектаклем специально приехала из далёкой Австралии. Они сделали яркое музыкальное и художественное оформление «Обыкновенного чуда», которое, по замыслу режиссёра, и должно создать на сцене сказочную атмосферу.

Погружение в эту атмосферу происходит постепенно. Действие начинается в доме, где живут Хозяин (Эркин Таджибаев) — тот самый волшебник — с Хозяйкой (Елена Бычкова), и выглядит их дом как обычная квартира, и они сами смотрятся самыми обычными людьми, и даже объявившийся Медведь (Евгений Замахаев) отличается разве что сохранившимися животными повадками, которые сразу исчезают, когда он получает человеческую одежду. В этот довольно бытовой и ничем не примечательный мирок врывается резко контрастирующая с ним сказочная толпа: раздираемый из-за дурной наследственности внутренними противоречиями Король (Дмитрий Юрков), романтичная Принцесса (Екатерина Культина) и их пёстрая свита, куда входят грубоватая Придворная дама (Ирина Шишенина) и жуликоватый Министр-администратор (Михаил Шибанов). И дальше спектакль, благодаря смене от сцены к сцене декораций и костюмов, всё больше погружается в какой-то фантастический мир. Правда, к финалу назвать его сказкой непросто, ведь место действия начинает неуловимо напоминать картины Сальвадора Дали.

Зато в этом мире происходят сказочные чудеса: сверкают настоящие молнии, лампы светятся в руках людей, а Принцесса и Медведь воспаряют к небесам. Правда, не на крыльях любви, а на белоснежных полотнах, исполняя на них красивые, сложные и трогательные цирковые номера, поставленные известной пермской артисткой оригинального жанра Олесей Пивовой.

Но в «Обыкновенном чуде» Максима Соколова самым главным становится чудо победы любви над самой смертью. Перед появляющейся в конце спектакля Смертью (бессловесный и оттого навевающий ужас выход Ксении Жарковой) здесь склоняется даже Король со всеми придворными. Смерть всесильна и неминуема, но только не для тех, кто влюблён. «Слава храбрецам, которые осмеливаются любить, зная, что всему этому придёт конец. Слава безумцам, которые живут себе, как будто они бессмертны, — смерть иной раз отступает от них», — восклицает Хозяин. Эти слова становятся самыми главными и важными в спектакле и приводят к сильнейшему по эмоциям безмолвному финалу.

По своей морали и той яркой эмоции, с которой зритель выходит из зала, «Обыкновенное чудо» — очень сильный спектакль. Но, к сожалению, ещё и довольно неровный. Он хорош и трогателен, когда говорит о любви и показывает разнообразные чудеса, но не очень удачен в тех моментах, когда пытается веселить. В «Обыкновенном чуде» слишком много каких-то мелких, суетливых действий, в которых спектакль начинает просто «заигрываться», а некоторые образы героев и сцены выглядят излишне гиперболизированными. Это внутреннее различие «Обыкновенного чуда» выделяется ещё музыкой и песнями Петра Налича (хотя в спектакле есть и пара композиций других авторов): где нужно, они подчёркивают трогательность и нежность, например, в открывающей спектакль песне «Жираф» на стихи Николая Гумилёва или в «Хрустальных окнах», звучащих ближе к финалу. Но эти же песни усиливают некую и без того существенную дурашливость некоторых сцен, особенно это видно в дуэли на канатах Принцессы и Медведя, которая происходит под «Песню о Йети».

При этом «Обыкновенное чудо» несёт в себе несколько замечательных актёрских работ именно комического характера. Дмитрий Юрков в роли Короля забавно показывает многие противоречия своего героя: здесь и садизм правителя, и отцовская нежность. У Михаила Шибанова получился настолько яркий Министр-администратор, что этот герой после своего появления сразу же вызывает смех публики. Но самым смешным персонажем спектакля совершенно внезапно становится, благодаря блестящей игре Валерия Серёгина, очень стеснительный Палач. Интересна работа дуэта Эркина Таджибаева и Елены Бычковой в ролях Хозяина и Хозяйки. Полностью они раскрываются только в финале, но благодаря этим героям концовка спектакля и получается такой сильной.

Про «Обыкновенное чудо» можно сказать, что Максиму Соколову и артистам ТЮЗа всё-таки удалось исполнить красивый гимн любви. К несчастью, иногда в этом гимне возникают фальшивые нотки, режущие слух. Но самое удивительное, что это ни капли не мешает воспринимать всю композицию благодаря тому, что остальные её части сыграны замечательно, а столь важная и вечно актуальная тема любви звучит со всей искренностью.

Григорий Ноговицын, "Звезда"

Расскажите друзьям: