Светить всегда…

Светить всегда…

13 Мая 2021

Они зажигают солнце и звезды, по одному мановению их руки вспыхнет молния и именно по их желанию опустится туман или пойдет снег. Они волшебники, хотя на «ты» с самой опасной стихией - с электричеством. Сегодня мы отправляемся в осветительский цех, а с профессией театрального осветителя нас знакомит заведующая цехом Анастасия Сальникова.

Заведущая осветительским цехом Пермского ТЮЗа Анастасия Сальникова. Фото Р. Горбатовского

Заведущая осветительским цехом Пермского ТЮЗа Анастасия Сальникова. Фото Р. Горбатовского

Будете в зрительном зале Пермского ТЮЗа, обратите внимание на два левых окошка над последним рядом. За ними небольшая комнатка – осветительский цех. После третьего звонка гаснут люстры в зале – это осветитель нажал определенную кнопку. Первый луч упал на сцену – еще одна кнопочка сработала. Место удобное: отсюда видно все, что происходит на подмостках и расположение всех осветительных приборов. Главное устройство – пульт, похожий на ноутбук или пишущую машинку с огромным количеством кнопок. Но чтобы во время действия одним нажатием кнопки создать на сцене световой эффект, осветители заранее проделывают очень большую работу. 

С чего все начинается…

Свет — одно из важнейших средств художественной выразительности спектакля. Он может расширить или сжать пространство, оживить декорации, передать эмоциональное состояние героев. Во время подготовки спектакля выделяются специальные световые репетиции, когда в зале колдуют художники по свету вместе с режиссерами и осветителями. В эти дни придумываются световые решения каждого эпизода - насколько темно или светло должно быть на сцене, какую часть сцены нужно особенно ярко высветить, а какую - оставить в тени, усилить или пригасить яркость по мере развития действия. Словно живописец на палитре, художник по свету ищет оттенки красок, смешивая цветовые фильтры. Осветитель вместе с художником думает, сколько нужно и каких приборов, как их подключить, куда направить, чтобы получить нужную картинку. 

-Все зависит от произведения: если там ночь - у нас ночь, если утро раннее – и у нас солнце встало, - описывает процесс световой репетиции Анастасия Сальникова. – На репетициях с артистами, мы смотрим, попал свет или нет. Тогда поправляем или просим артистов, чтобы встали в другую точку. 

Когда картинка освещения каждой сцены спектакля сложилась, все эффекты в нужной последовательности записываются в программу – световую партитуру. Количество задействованных приборов, уровень яркости – все эти данные вводятся в компьютерную память. Анастасия Сальникова признается, что именно программирование – ее любимая часть работы. 

Осветительский пульт. Фото Р. Горбатовского

Осветительский пульт. Фото Р. Горбатовского

Сейчас техника имеет гораздо больше возможностей, и довольно простым путем можно получить четкие и качественные эффекты. Но и прежде осветители ухитрялись при помощи фантазии выполнять режиссерские задачи.

Немного истории. Часть 1

В первые годы жизни Пермского ТЮЗа работал электриком Юрий Оськин. В книге, которая была выпущена к 50-летию театра, Владимир Дроздов вспоминал: «Юра был замечательным светохудожником. По тем временам он творил чудеса! Юра сминал целлофан, бросал его определённым образом, подсвечивал фонарём – и на белой стене появлялась радуга самоцветов. Световые волны пробегали по стенам во время скачки трех мушкетёров, в «Джордано Бруно» по заднику плыли и перекрывали луну облака. Тогда движущаяся проекция была фантастикой».

Анастасия Сальникова тоже вспоминает былое: «Самые интересные световые решения были в таких спектаклях, как «Вальпургиева ночь», «Ричард III». Сейчас они не идут. В «Вальпургиевой ночи» в финале, в сцене гибели главного героя Гуревича, по замыслу режиссера спинка двухярусной кровати превращалась в распятие, и Гуревич как бы повисал на кресте. Этот крест был световой проекцией. Мы сами вырезали трафарет из банки из-под кока-колы, вставили в гобо и получили нужный рисунок. В «Ричарде III» в картине казни надо было светом подхватить действие на сцене. И опять же в нужный момент мы получили эффект кровавых брызг. Если в спектакле нужно было сделать, например, костер: брали фонарь, на него - тряпочку, направляли вентилятор, включали, и так получалось пламя. А сейчас покупаешь светодиодный эффект, на нем все готово, просто подключается.

Работа художника по свету завершается с премьерой, а дальше за сопровождение спектакля отвечают осветители.

Люди и приборы

Анастасия Сальникова работает в театре уже 25 лет, из них более двадцати возглавляет цех. Свое детство она провела за кулисами театра оперы и балета, где работала ее мама. Сюда же после школы, получив профессию электрика, пришла и Анастасия. А потом ей предложили вакансию в осветительском цехе Пермского ТЮЗа. Она прошла все ступени профессионального роста. В подчинении у нее два сотрудника. Впрочем, она знает и умеет все и в любой момент может заменить каждого. 

Фото Р. Горбатовского

Фото Р. Горбатовского

Сегодня на службе в ТЮЗе – 150 осветительных приборов! Это стационарные, ложи, галерки, порталы, вынос, софиты. Плюс на каждый спектакль добавляются подставные прожектора. Их мощность – от 150 до 1000 ватт. Как правило, одновременно работают около ста! Представляете, сколько электроэнергии за вечер потребляет театр?! Ни одна розетка не выдержит. Разумеется, театральные прожекторы в розетки не включаются. Все осветительные приборы театра питаются от основной силовой установки – диммера, соединенного с внешним источником энергии. В диммерной комнате установлены шкафы, распределяющие энергию по конкретным потребителям.

Диммерная. Фото Р. Горбатовского

Диммерная. Фото Р. Горбатовского

Немного истории. Часть 2

Трудно поверить, что на заре театрального искусства, в Древней Греции, единственным осветительным прибором было солнце. Позже сцену освещали с помощью масляных светильников, факелов, коптящих сальных и восковых свечек и газовых горелок. Лишь в XVII веке появились первые прототипы нынешних театральных осветительных приборов – масляные лампы Иосифа Фуртенбаха. Они были снабжены отражателями и позволили отделить освещение сцены от света в зале. Немецкий архитектор придумал «облачный ящик», сделавший возможным применение световых эффектов. С появлением ламп накаливания началась новая эра в развитии театрального освещения. И хотя первые дуговые лампы, используемые в качестве прожектора, шумели и мигали, они заняли прочное место в театре и стали прародителями современной сложнейшей осветительной техники. 

Люди и приборы (продолжение)

Сегодня в Пермском ТЮЗе применяется самая разная световая техника. Парбалайзер, или прожектор «PAR», с лампой-фарой дает контровой свет и применяется для освещения декораций, задника, «заливки» сцены.

Осветитель Оксана Мочалова наводит прожектор на нужную точку. Фото Р. Горбатовского

Осветитель Оксана Мочалова наводит прожектор на нужную точку. Фото Р. Горбатовского

При помощи прожекторов с профилированием луча, снабженного шторками, создается архитектурный свет. Его можно «резать», расширяя и сужая луч, «строить» при его помощи различные световые фигуры. Металлические фильтры «гобо» с прорезанным на них рисунком позволяют получать различные изображения: в виде решетки, листьев, звездочек, деревьев и т.п. Работу этих фильтров можно увидеть в спектаклях «Сказки про Ежика в тумане», «Продавец дождя», «История царя Гороха» и многих других. Световые фильтры – цветные пожаробезопасные пленки – вставляются в специальные рамки, устанавливаются в прожектора и окрашивают свет в нужный тон. Так, благодаря им, в спектакле «Как Баба Яга сына женила» создается эффект лесной чащи, бурной реки и огромного пожара. С появлением в театре новых постановок, совершенствуются и световые решения спектаклей, а в арсенале осветителей появляются технические новинки. Так, для спектакля «Капитаны песка» были закуплены длинные светодиодные лампы, с помощью которых можно делать световые волны, переливы. 

Металлические фильтры «гобо» с прорезанным рисунком. Фото Р. Горбатовского

Металлические фильтры «гобо» с прорезанным рисунком. Фото Р. Горбатовского

Театры стремятся к эксплуатации светодиодной аппаратуры, которая потребляет меньше электроэнергии. Однако, по словам Анастасии Сальниковой, такие приборы дают холодные, безжизненные цвета. С их помощью можно создать атмосферу смерти, ухода, потери. Для более теплых и уютных оттенков используются ламповые фонари. 

Дирижер светового оркестра

Управляет световым оркестром во время спектакля всего один человек. Осветитель приходит в театр задолго до начала спектакля. Он должен взять нужные приборы на складе, повесить их, направить, проверить, все ли работает, как нужно. 

- Сначала монтировщики должны поставить декорацию. Пока не поставят, я не начну работать, потому что мне не на что светить. За час до начала придет помощник режиссера проверять готовность сцены, актерам надо распеваться. Я уже должна все закончить. Если спектакль в 18 часов, то начинаю работать с 11-ти, - делится особенностями командной работы Анастасия Сальникова.

Когда все готово, достаточно нажать одну кнопку… Фото Р. Горбатовского

Когда все готово, достаточно нажать одну кнопку… Фото Р. Горбатовского

Во время спектакля основной задачей осветителя становится вовремя переключить эффект – нажать всего лишь одну кнопку. Современная техника позволяет это. Обычно перемены происходят после определенной реплики артиста, перестановки декорации, включения или выключения музыки. Все моменты отражены в световой партитуре. Случаются и непредвиденные случаи, когда сигнал к переключению не дается, но свет все равно должен сработать.

- Всякое бывает: реплику не дадут, монтировщики задержатся на перестановку. Понятно, что мы сработаем, мы все равно выключим, и действие пойдет дальше. Знаешь уже наизусть практически все. Мы, когда прорабатываем спектакль на выпуске, уже так его знаем, что нажимаем не слушая, не видя, на автомате. Но на всякий случай текст пьесы всегда с нами, – комментирует Анастасия.

Световая и видеопартитура. Фото Р. Горбатовского

Световая и видеопартитура. Фото Р. Горбатовского

Спектакль окончен. Осветитель должен разобрать приборы и отнести их на склад.

- Фонари, которые я выставляла для спектакля, надо разобрать, убрать, в склад сложить. Отдельно фонарь, отдельно кабель. Завтра другой спектакль, берем, все что нам нужно, выставляем, подключаем, - детализирует Анастасия.

Популярным нововведением последних лет стала видеопроекция. В Пермском ТЮЗе она используется в спектаклях «Преступление и наказание», «Холодное сердце», «Алиса в стране чудес», «Сказки про Ежика в тумане», «Я вижу солнце» и многих других. Ее включением также занимаются осветители. 

- Художник по видео рисует, присылает нам. Остальное все на нашей совести: как мы приняли, как мы это должны установить, подключить, отстроить, как воспроизвести, - рассказывает Анастасия.

Кроме того, осветители порой самостоятельно делают световой реквизит, такой как свечки, фонарики. Впрочем, не будем раскрывать секрет того, как Ежик и Медвежонок ловят звезды. Скажем только, что эти чудеса – дело рук осветителей. Так же не станем рассказывать, как опускается туман или падает снег. Ни о каких снег-машинах и дымоустановках здесь речи не будет. Пусть останется место для театрального чуда. 

Работает дым-машина. Фото Р. Горбатовского

Работает дым-машина. Фото Р. Горбатовского

Анастасия Сальникова высказывает еще одну парадоксальную мысль. Свет должен быть незаметным. 

- В этом – то и интерес, когда говоришь, что у тебя записано сто световых программ, а в ответ «Да, ладно, какие сто, там было несколько…», - делится с нами Анастасия.

В лучших спектаклях эмоции зрителя рождаются как бы «сами по себе», он даже не понимает, какими средствами театр вызвал необходимое впечатление. Не за этим ли волшебным обманом каждый день приходит публика в театр? 

Творчество и большой багаж знаний в области электротехники, дисциплинированность и ответственность, усидчивость и терпение, смекалка и самообладание – вот лишь небольшой спектр качеств, которыми должен обладать осветитель. Ведь бывают разные неожиданные ситуации, даже такие, что перестает работать пульт, и нужно срочно скидывать программу на другой компьютер и вести спектакль на нем.

- Бывает вообще такое, что аппаратура не слушается тебя. Вот ты направляешь прибор, поднимаешь, а он не туда светит и все. Но электричества не надо бояться, с ним надо дружить. Тогда все будет хорошо, - смеется Анастасия.

Гастроли, выездные спектакли, маленькие площадки.

Если спектакль идет в малом формате, например, «Еще не вечер» в фойе или «Господа Головлевы», объединяющий артистов в зрителей в пространстве сцены, тогда осветители берут более легкий, более мобильный пульт и дислоцируются на другой площадке. Обычно они занимают место позади последнего зрительского ряда – на возвышении – чтобы не мешать зрителям и одновременно видеть всю сцену.

А в осветительском цехе хранится множество папок с программами. На одних указаны названия спектаклей, на других - названия городов. Анастасия Сальникова объяснила, что эти папки подготовлены специально для гастрольных спектаклей:

- Осветитель из другого театра, например Кудымкара или Березников, приезжает к нам на гастроли, но пульт наш он не знает. Я буду ему помогать. Он будет мне говорить, что им нужно, и мы вместе будем писать программу. А ведет спектакль он, потому что он его лучше знает. 

Оборудование на разных площадках может сильно отличаться, поэтому на гастроли осветители возят ящиками дополнительные приборы. Анастасия признается, что сложнее всего работать в маленьких городах, где сцены недостаточно оснащены. 

- Дома мы уже знаем, что и куда направлять. А на гастролях фонарей может быть в 2-3 раза меньше, и приходится думать, как распределить, - добавляет Анастасия.

На гастролях.

На гастролях

За последние годы в театре изменилось не только количество осветительных приборов, но и их качество, осветительский цех каждый сезон пополняется техническими новинками. Работа со светом набирает обороты с каждым новым спектаклем. В каждой постановке зритель видит световые находки, которые создаются умелыми руками талантливых людей и позволяют утверждать, что свет – одно из главных «действующих лиц» спектакля. 

Материал подготовили члены Пресс-клуба Пермского ТЮЗа Елизавета Сеген и Кристина Верхокамкина

Расскажите друзьям: