Вы вечно молитесь своим богам…

Вы вечно молитесь своим богам…

15 Марта 2019

Говорят, в баиянской гавани существует поверье: новая звезда загорается на небе, когда умирает бесстрашный человек. Чуть меньше полувека назад эта гавань и ее отчаянные герои стали родными советскому зрителю благодаря культовому для наших родителей фильму Холла Бартлетта «Генералы песчаных карьеров».

На роман Жоржи Амаду была внушительная запись в библиотеках, книга бережно передавалась из рук в руки, а «Марш рыбаков» Доривала Каимми, самого выросшего в Баии, звучал с маленьких пластинок журнала «Кругозор». Именно такая была у моих родителей. Студии звукозаписи выпускали знаменитый саундтрек «на костях» сотнями, а в конце 
1990–х годов легендарный хит в новом звучании нам вернула группа «Несчастный случай». Почему история этих мальчишек интересна сегодня, и каждый постановщик видит ее ценность вне времени, «рисуя» картину по–своему?

ЛЮБОВЬ — ЭТО БАРХАТНОЕ ПОКРЫВАЛО

Они готовы сражаться за кусок хлеба, и не позавидуешь тем, кто окажется на пути. При этом у этих подростков – огромное желание любить и быть любимыми. В убогой жизни героев Амаду неизменно присутствует поэзия. Капитаны песка, «одетые в лохмотья, грязные, голодные, агрессивные, сыплющие непристойностями и охотящиеся за окурками, были настоящими хозяевами города, они были его поэтами».

У каждого из мальчишек свои воспоминания и мечты. Кто–то видит себя в будущем священником, кто–то – писателем, художником или отчаянным гангстером. Но это там, далеко в мечтах, до исполнения которых надо дожить, не получив пулю во время налета, не сгинув от оспы. Для полиции они – лишь «бродячие псы». Для «честных горожан» – отбросы, мешающие жить. Они – это Педро Пуля, в 15 лет узнавший, что его отец погиб на забастовке; 14–летний Кот, ставший любовником взрослой женщины, элегантный, насколько позволяют условия жизни в «коммуне»; Профессор, избитый за рисунок на асфальте, мечтающий учиться. Теперь с ними и Дора, потерявшая родителей и заменившая беспризорникам мать и сестру.

В фильме Бартлетта половина малолетних актеров, принявших участие в съемках фильма, были убиты через полгода после его создания. Просто это были настоящие беспризорники, которые так и не смогли пережить то суровое время. Фильм переносил действие в 1970–е годы, а главные герои – постарше литературных. Возможно, для того, чтобы показать в то время подростковый секс, нужна была большая смелость.

Восемь лет назад менее громко прошла еще одна версия «Капитанов песка», снятая внучкой писателя Сесилией к столетию Амаду. Критики оценили передачу духа и колорита Баии в киноленте, Сесилия Амаду пыталась далеко не отходить от текста. В бразильской версии дети играют детей. Но, кажется, эта история недотянула до первой версии в плане душевности. Не зацепила.

УВИДЕТЬ В БОЛЬШОЙ КНИГЕ — МАЛЕНЬКУЮ ПЬЕСУ

О том, что история, рассказанная Амаду, вне времени, уверена и творческая команда Владимира Гурфинкеля, представившая пермскому зрителю свою версию «капитанов».

В постановке ТЮЗа вы не увидите перекличек ни с одной из экранизаций. Нет в спектакле и знаменитой песни. Музыка к постановке написана замечательным композитором Виталием Истоминым, постоянным соавтором Гурфинкеля. Создать крутые костюмы и сценографию и при этом войти в скромный бюджет – задача, с которой всегда блестяще справляется Ирэна Ярутис. И, конечно, спектакль Владимира Гурфинкеля сохранит и любовь, и драки, и чувство свободы – все, за что любили книгу и фильм наши родители.

Илья Губин – автор инсценировки романа, который, по признанию Гурфинкеля, «умеет делать драму, отказавшись от собственной спеси, способен увидеть в большой книжке маленькую пьесу». И если для постановки Гоголя Ильей «сжигалось» 13 версий будущей пьесы, то в этом случае сразу родилась одна история:

– Я оставил только центральные линии, которые раскрывают главную, на мой взгляд, тему произведения – тему судьбы.

В спектакле нет временной направленности. Эта история могла произойти в 30–х годах прошлого века и в условном будущем, чуть левее – правее, уверены создатели спектакля, не имеет значения. Владимир Гурфинкель признается:

– Сейчас этот замечательный роман потребовал от нас совсем другого подхода. Он ищет ответы на самые главные вопросы. Когда человек становится на ноги и учится ходить, он еще и учится падать. Лишь научившись падать, он научится ходить. Лишь совершая ошибки, если у него внутри есть гигантские поползновения прожить подлинную жизнь и сделать что–то важное, он становится личностью. Наш посыл – о свободе, ради которой человек способен принять смерть. Даже любовь здесь – приобретение свободы.

К ПРЕМЬЕРЕ — ЧЕРЕЗ ТРАВМПУНКТ   

Если уж за дело берется балетмейстер Ирина Ткаченко, то действие спектакля обещает быть невероятно динамичным. «Пой и танцуй – сам все поймешь», – описал когда–то известный мастер бразильскую капоэйру. Без неповторимого колорита, являющимся мужским позиционированием в этих местах, «без этого телесного ключа» в спектакле было не обойтись, уверены создатели. Капоэйра сочетает элементы танца, игры, акробатики, единоборства и имеет древнюю загадочную историю, немного печальную, как звуки беримбао. Правда, без жертв при подготовке к премьере не обошлось. Выяснилось, что многие актеры не умеют делать даже «колесо», но играть в спектакле им очень хочется. Ирине Ткаченко пришлось проделать огромную работу по превращению молодых актеров в настоящих бразильских мальчишек. В итоге: обращения в травмпункты, сломанный палец, потянутая шея и прочие «сюрпризы» от ежедневных тренировок. Несколько артистов выпали из спектакля, в том числе три актрисы – исполнительницы роли Доры. Результат: блестящая хореография Ирины Ткаченко передает мощнейший энергетический посыл в зал.

С первых секунд спектакль задает бешеный ритм, не прерывающийся до самого финала. Творческой группе удалось воплотить историю о любви, свободе и мечтах.

Наверное, немного не хватило каких–то моментов, к примеру, образа священника. Возможно, его мудрость и желание помочь здесь воплощены в старухе–вечности, которую великолепно сыграла Ирина Сахно. Возможно, не хватает каких–то зацепивших ранее в книге и фильме моментов, поясняющих ранимость героев и их привязанность к Доре. Когда Кот вновь переносится в детство, представляя, что мать прикасается к нему, и она, а не Дора, зашивает ему рубашку…

В любом случае спектакль получился очень ярким, органичным. Каждый зритель сам найдет ответы на свои вопросы в этой трогательной, немного грустной и светлой истории о любви, свободе и мечтах. «В карманах у них медяки, одеты они в отрепья, не знают, будут ли сегодня сыты, но зато прелесть этого дня принадлежит им, они свободны…»   

Лиза Шандера, "Деловой интерес"

Расскажите друзьям: