По направлению к чуду

По направлению к чуду

8 Ноября 2022

Театральный сезон в Перми стартовал активно и энергично

Из обзора городских премьер редактора отдела культуры ИД «Компаньон» Юлии Баталиной

Пермский ТЮЗ в начале сезона с разбега предъявил сразу две премьеры, и обе — в постановке нового художественного руководителя Константина Яковлева. Видимо, молодой худрук давно копил идеи, которые наконец-то может воплотить.

Спектаклем открытия сезона стала «Эдит Пиаф. Больше, чем любовь» (12+, от 14 лет) по пьесе Ксении Драгунской «Мой легионер», при­уроченная к юбилею актрисы Татьяны Гладневой и ставшая её бенефисом. Постановка позиционируется также как оммаж Константина Яковлева своему учителю — Роману Виктюку, в театре которого пьеса впервые была поставлена.

К сожалению, спектакль следует принципам Виктюка лишь формально: у мэтра история любви певицы и легионера была пропитана чувственностью, а в пермском исполнении вся эта пряная субстанция улетучилась. Спектакль о любви, о страсти — а никакой «химии», никакого чувственного напряжения между героями Татьяны Гладневой и Артёма Гукенгеймера не возникает. Выбор актрисы на главную роль (или, наоборот, спектакля для бенефиса актрисы) вызывает большие сомнения: когда легионер называет героиню своим воробышком и всячески подчёркивает, какая она маленькая, зритель не может не испытать «когнитивного диссонанса»: Татьяна Гладнева совсем не маленькая и уж точно не воробышек — это сухопарая дама в возрасте. Этот диссонанс постановщик тоже почувствовал, не случайно он придумал специальный сюжетный ход: героиня — не Пиаф, а актриса, поющая её песни. Песни — сильная сторона Татьяны Гладневой, она сама исполняет многочисленные музыкальные номера, и делает это отлично.

Константин Яковлев с командой постарался создать стильный «парижский» спектакль (видеоарт — Павел Столбовский, костюмы — Геннадий Осташов), но для полноты эффекта нужны другие исполнители, ведь не только Татьяна Гладнева, но и Артём Гукенгеймер не соответствует заявленному типажу: этот симпатичный, но субтильный юноша должен долго-долго качать железо, чтобы стать похожим на легионера, который готов согреть в руках своего воробышка.

DSC_0259.jpg

Другое дело — «Ромео и Джульетта» (12+, от 14 лет), предъявленные зрителю чуть позже. Здесь и с чувствами всё в порядке, и кастинг безупречный. Каждая роль — достойное со­единение актёрской фактуры и режиссёрского рисунка. «Великая трагедия о любви и смерти на фоне конфликта двух враждующих кланов, покрытого ржавчиной лет», как сказано в аннотации к спектаклю, решена Яковлевым в жанре, наиболее близком подросткам, — фэнтези. Недаром режиссёр подчёркивает функцию героинь, которых, как правило, в современных постановках шекспировской пьесы нет вообще, — Норн, прядущих и обрезающих нити жизни. В тюзовском спектакле это яркие героини, которых играют фактурные и очень умные актрисы — Анна Демакова, Виктория Ельцова и Надежда Кайсина. Почти таким же волшебным героем выглядит романтичный Меркуцио (Евгений Замахаев в своём театре не первый год отвечает за романтику и вполне в этом преуспел), который не зря появляется вместе с Норнами в прологе.

Понятно, что за исторической правдой Константин Яковлев не гонится, костюмы здесь отданы на откуп фантазии художника (Елена Турчанинова), а декорации сделаны в стиле «растинг» (тоже Елена Турчанинова), что не новость в постановках этой пьесы: помнится, в Лысьвенском театре драмы мы видели «Ромео и Джульетту» в этой стилистике ещё в 2004 году (режиссёр Ольга Ольшанская). Это тренд, который далеко не исчерпал себя, поскольку благодарно воспринимается юным зрителем; как принято выражаться в этой среде, «заходит».

В тюзовских «Ромео и Джульетте» что ни герой — то верный типаж. Прелестные юные Александр Королёв (Ромео) и Евгения Шишенина (Джульетта), сочная Кормилица (Виктория Ельцова успевает в нужное время перевоплощаться из Норны), отец Лоренцо (Артём Радостев), герцог (Павел Ознобишин)… Даже Грегорио (Роман Кондратьев) и Бальтазар (Павел Судаков) запоминаются! Четвёрка родителей (Татьяна Пешкова и Сергей Трясцын — Монтекки, Елена Бычкова и Александр Красиков — Капулетти) не остаётся в рамках сценической функции, каждый из актёров играет человека, а Елена Бычкова, актриса вообще очень зажигательная, выдаёт эмоциональный трагический перформанс в роли синьоры Капулетти, горюющей над телом Тибальта.

Кстати, о Тибальте. Молодые герои — уже упомянутый Меркуцио, Бенволио (Евгений Турушев), Парис (Яков Шестаков) и Тибальт (Артём Гукенгеймер) — это особая категория персонажей пьесы, от которых в спектакле многое зависит. В целом здесь всё удаётся, если не считать поединков — очень коротких, формальных, лишённых сценической эффектности. Эх, сюда бы поединок Меркуцио и Тибальта из соответствующего балета! Впрочем, и без танцев можно обойтись: в труппе ТЮЗа, помнится, имеется преподаватель сценических боёв… Странно, что на этот момент, который мог бы стать ударным в спектакле, обратили так мало внимания.

Репертуарная новинка ТЮЗа смотрится взахлёб, недаром все билеты на спектакль раскупаются школьниками моментально. Постановка делает своё дело, точнёхонько попадая в целевую аудиторию. Это живой, атмосферный спектакль, недаром «веронцы» на сцене то и дело переходят с русского языка на эффектный итальянский, добавляя действию колорита (перевод и языковой тренинг — Татьяна Пешкова).

DSC_1318.jpg

Расскажите друзьям: